KZF

Стихи

На серебряные шпоры
Я в раздумии гляжу;
За тебя, скакун мой скорый,
За бока твои дрожу.

Наши предки их не знали
И, гарцуя средь степей,
Толстой плеткой погоняли
Недоезженных коней.

Но с успехом просвещенья,
Вместо грубой старины,
Введены изобретенья
Чужеземной стороны;

В наше время кормят, холют,
Берегут спинную честь...
Прежде били — нынче колют!..
Что же выгодней? — Бог весть!..

М.Ю. Лермонтов, 1833

Collapse )
KZF

Тоска

Тоска совершенно не характерна для мельника: он пользуется уважением окружающих, живет в достатке, в согласии с совестью и совсем не склонен к самоанализу. Тоска не его - это узнаваемые горьковские мысли о могилах, о бренности бытия и его же вопрос "Зачем это всё?".
Collapse )
KZF

Хан и его сын

Видимо, для Горького все эти крымские дела были старьём, которое быльём поросло. Для меня же аналогично звучал бы рассказ о двух фашистах: отец комендант концлагеря, сын регулярно подвозит пленных, с которыми жестоко развлекаются, у отца гарем и красивая любовь с русской наложницей - отвратительно.
KZF

Песня о Соколе

Оказывается, "Песня о Соколе" предваряется хвалой Аллаху. Как я понял (из интернета), сокол чтим в исламской традиции, поэтому странно, что не нашлось статей о мотивах Ислама в "Песне".

В комментариях к собранию сочинений сказано:

 "Почти все критики, рассматривавшие «Песню о Соколе», так или иначе говорили о неопределенности идеалов, неопреде­лённости цели, стремиться к которой призывает Горький.
...
Вспоминая настроения молодежи в конце прошлого века, П.С. Коган в статье 1927г. писал о нескончаемых спорах по поводу литературных событий, в частности дискуссиях о том, за что бился в „бескрайнем небе" Сокол, кто был его врагом."

Может быть, для Ибрагима сокол истёк кровью в битве с неверными?
KZF

Челкаш

Хитроумные боги наказали заносчивого человека: они вышли из заброшенных храмов и воплотились в огромные, сверкающие и ненасытные машины, которые человек вынужден кормить от рассвета до заката за жалкие крохи от их пиршеств. А ведь прежде богам самим приходилось довольствоваться остатками людских трапез. Это так уморительно, что огромные боги-механизмы свистят, шипят и глубоко вздыхают, пытаясь сдержать рвущийся из них хохот. Тишину и покой вместо вожделенного катаклизма приносит... перерыв на обед. Боги просто рыдают от смеха, рискуя свалиться с Олимпа.
Collapse )
KZF

Случайное. А.Беляев. Покушение

Они действительно подошли к точке, за которой уже все или почти все развивалось совсем не по плану «Барбаросса» и не по каким другим планам. Теперь решения стали приниматься по каждому отдельному случаю. И в «Вольфшанце» зачастили на инструктаж и за указаниями высшие чины военной, имперской и партийной власти. Красная армия тем временем продолжала теснить врага почти по всему фронту все дальше и дальше на запад. Совещания у Гитлера следовали одно за другим. На них решался главнейший вопрос — о создании в тылу отступающих немецких войск мощной оборонительной полосы. Двенадцатого августа начальник Генерального штаба сухопутных сил генерал Цейтцлер передал начальнику штаба оперативного руководства верховного командования вооруженными силами (ОКВ) генералу артиллерии Йодлю приказ Гитлера о немедленном строительстве «Восточного вала» на рубеже: Крым, Запорожье, Днепр до Могилева, Витебск, Полоцк, Западная Двина. Одним из важнейших объектов, который надежнейшим образом должен был прикрыть этот «вал», являлся Донбасс.
Collapse )
KZF

"Пирамидка" Леонова, конец 2-й части

Автор мертвописует Вадима, в котором всё словно многократно сгнивает от ужаса в ожидании ареста. По количеству патологии Леонов здесь догоняет Войнич в "Сними обувь твою". Только у Войнич героиня терзается от имени всех женщин, а Леонов здесь, похоже, задался целью восхаять и воспоганить Россию. И так он её сильно, бедную, жалеет, и в хвост, и в гриву, что вспоминается одна похабная песня "Мальчишника"; и ещё книжка "Монахи под луной".
А ведь не было же интернета у автора, откуда же столько всего натаскал, неужто с "голосов"? О том, что книга вышла как никогда невовремя, сказано не без кокетства: по духу она вполне из 90-х и мантры автора про угрозу перенаселения вполне в духе времени. Понятно, что описываемая эпоха была непростой, а для меньшей части граждан просто ужасной, до дрожащего достоевского ужаса, когда бодрые стройки с песнями воспринимались как сатанинский шабаш на склизких от крови и выдавленных кишок сапогах. Но книга о времени скорее всего грубо и фальшиво врёт (для сравнения шедевральная "Битва в пути" врёт - если врёт - тонко и умно).
А сейчас для "Пирамиды" наступает "вторая молодость": теперь уже большинство готово закорчиться не в силах спазмами голодной тошноты исторгнуть из себя животный ужас от обступающей ювенальщины, помноженной на ковидофашизм.
Помимо прочего во второй части отчетливей прописан авторский приём отскочить от самого себя в момент наивысшей откровенности и глумливо закривляться; отчетливо дана мысль о конце вселенной и всё более расплывчатой становится жалелеемая автором Россия, которую теперь уже топчут, взгрызают и зубодробят не только расхриставшиеся граждане, но и само духовенство (поповичи), и староверы, которые повторно не воспламенились, потому что нечему в них воспламеняться. В очередь за своим пинком построились их царские величества.
KZF

Груздев. Горький (ЖЗЛ). Насилие и ужас в первые годы после Октября.

Предвзятая выборка.

В письме к Е. П. Пешковой, подробно описав события «кровавого воскресенья». Горький кончает это описание знаменательными словами:
 «Итак — началась русская революция, мой друг, с чем тебя искренно и серьезно поздравляю. Убитые — да не смущают — история перекрашивается в новые цвета только кровью».

«Горький всегда в политике архибесхарактерен и отдается чувству и настроению», — писал Ленин в письме к А. Шляпникову еще в 1916 году.
Collapse )